Билеты в Театр «У Никитских ворот»

На данной площадке подключен
электронный билет
Театр «У Никитских ворот»
Арбатская
Б. Никитская ул., д.23/9
далее пешком по Никитскому бульвару , мимо Дома Журналиста
О площадке

Театр «У Никитских ворот» находится по адресу Большая Никитская улица, дом 23/14/9.

Здание бывшего Кинотеатра Повторного фильма напротив здания ТАСС, вход со стороны бульвара.

Как добраться

От метро «Арбатская» через переход мимо Дома журналистов, идти 250 метров по правой стороне крыльцо с названием театра на козырьке. Никитский бульвар, 14.

От метро «Пушкинская» вниз по Тверскому бульвару, пройти по левой стороне мимо МХАТ им. Горького, после площади Никитских ворот вы увидите флигель здания кинотеатра Повторного фильма.

Репертуар

Сегодня репертуар театра «У Никитских ворот» составляют более 40 спектаклей. Среди них есть спектакли с большой сценической историей и постоянным зрительским успехом, а также есть и новые постановки по наиболее заметным явлениям современной прозы.

Залы и билеты

Просторный новый зал с удобными креслами и хорошим обзором имеет 198 мест.

Стоимость билетов составляет от 300 до 2000 рублей. Найти билеты можно на сайте ticketland.ru.

Художественный руководитель – Марк Розовский

История театра

Театр «У Никитских ворот» основан режиссером и драматургом Марком Розовским в 1983 году. C 1 января 1987 года театр получает статус профессионального театра-студии на полном хозрасчете. А статус государственного официально присвоен 1 октября 1991 года.

С момента основания театр прошел долгий путь, совершенствуясь и по сей день. Разножанровый, насыщенный и поистине уникальный репертуар органично сочетает в себе как философские притчи и мюзиклы, так и поэтические представления, комедии, драмы и трагифарс. Подобное разнообразие концептуально объединяют идеи психологического театра и человечности.

За годы существования сложился великолепный актерский ансамбль. Труппа театра представляет собой сплав артистического опыта и молодых талантов.

Театр «У Никитских ворот» принимал участие в фестивалях России и зарубежья. Все спектакли театра, будь то на основной сцене, в гастролях по стране и за рубежом, сопровождаются неизменными аншлагами.

25 января 2012 года театр отпраздновал новоселье. Наконец ожидание длиною в 12 лет закончилось, и театр переехал в новое четырехэтажное здание, где ранее находился кинотеатр Повторного фильма.

Сцена зала оборудована согласно новейшим технологиям с современной световой и звуковой аппаратурой. Фойе оформлено в зелено-коричневой гамме, что создают дополнительный уют. Самые мельчайшие детали интерьера не оставлены без внимания. При всех нововведениях сохранен исторический облик построенного в 18 веке здания.

«Мы, конечно, театр для избранных, но вся прелесть в том, что этими избранными могут быть все!», – Марк Розовский

Марк Розовский о театре

«...У входа в Центральный Дом культуры медицинских работников, который разместился в самом центре Москвы, на улице Герцена, было вывешено объявление, весьма скромное и неброское на вид. Оно извещало прохожих о приеме в новый театр-студию, целиком и полностью действующую на самодеятельной основе.

А в ноябре 1986 года исполком Моссовета вынес реше¬ние о проведении в Москве социально-экономического эксперимента «Театр-студия на хозяйственном расчете», и На¬родный театр-студия «У Никитских ворот» Центрального Дома культуры медработников в, числе других новых московских театров-студий получил статус профессионального театра.

Между этими двумя событиями, конечно, прошло не так уж много времени. И тем не менее — «дистанция огром¬ного размера». «Кровь, пот и слезы», коллективно про¬литые, и — сигнал сердцу своему: не надорвись, только не надорвись!..

Что же произошло?.. Какой путь проделан любителями, ставшими профессионалами?.. Что способствовало приня¬тому решению? И что мешало?.. Зачем?.. Для чего?.. Почему и кому «это все» надо было?.. Правильно ли сделан выбор и, вообще, нужно ли было его делать?.. Какова связь между тем, что происходит и происходило в нашем профессиональном и любительском Искусстве?.. Нужно ли крепить эту связь?.. И как конкретно это де¬лать?.. Наконец, что за спектакли были созданы студийца¬ми и в чем их эстетические и идейно-художественные достоинства?.. Каково кредо коллектива, идущего на смелый эксперимент? Как время перестройки повлияло на судьбы и биографии людей, поначалу, что греха таить, и не помышлявших о своем «взлете»?.. Как, по неизбывной мечте К. С. Станиславского, этика здесь срослась с эстетикой? И где, по каким причинам между ними все же пролегла ржавая трещина?

Эти и тысячи других вопросов, связанных с «перехо¬дом на хозрасчет», будут затронуты в нашей книге, главная задача которой — поделиться собственным опытом ре¬жиссера, драматурга, руководителя коллектива, ранее самодеятельного, теперь профессионального. Хочется рассказать, не тая ничего, как возник новый московский театр — ведь до сих пор, если честно, не так часто бывало подобное!..

Так называемое «перерастание» студии в театр есть процесс сложный и невероятно противоречивый. Действительно, тут нет рецептов, годных для всех подряд. И все же — пример подан, опыт, вероятно, поучительный для многих и многих любительских коллективов нашей страны, имеется. Важно не забыть какие-то мелочи и детали, но еще более важно — поразмышлять и сделать выводы относительно всего студийного движения, получившего в нашей стране в последние годы столь широкий размах, что даже самые солиднавторитетные (а иногда и закостенелые в своих интересах) критики только и говорят, только и пишут сегодня о том, о чем раньше они, в силу своего незнания, а может быть, некоторого пренебрежения никогда не говорили и не писали. Наблюдается своеобразный театральный «бум», в центре которого студийные работы. Именно они часто провозглашаются событиями, достижениями сезона. Именно они становятся заметными явлениями нашей многообразной театральной жизни. Почему?.. Что заставляет толпы зрителей идти в эти плохо оборудованные полуподвальные театрики?.. Разве мало им Малых сцен?.. Что привлекает их на этих крохотных подмостках?.. Видимо, новое театральное мышление, свежие сценические идеи, неожиданность и глубина серьезных художественных решений.... Сегодня, можно смело об этом сказать, некоторые новые театральные студии идут в авангарде нашего театрального процесса, во многом задают тон в атмосфере, сложившейся в результате реформы театрального дела.

Вот почему отдельный опыт одной из студий нуждается в анализе. Будем надеяться, окажется полезным для участников самодеятельности, ибо поможет им прежде всего в набирании мастерства, даст возможность для объективной оценки собственных сил, а кое-кого, может быть, и остудит. Ибо сегодня наш «пример» — это не только пример для подражания, но еще и предупредительный опыт, зовущий к обязательной ответственности и зрелости тех самодеятельных творцов, которые, возомнив о себе, могут на своем трудном пути в искусстве, так сказать, наломать дров, проявив этакую .неадекватность своих желаний и своих реалий. Может быть, именно наш опыт сделает доброе дело — поможет тем, кому надо помочь, и остановит амбиции тех, кто пока не достоин профессионального статуса, но сам этого не сознает.

Впрочем, только через собственную практику создания коллектива, через конкретно выраженное в наших спектаклях творчество и возникает глубинное осознание того, что с нами уже произошло и что нами ожидается в бли¬жайшем будущем.

Итак, рассказ про нас... Конечно, он будет лишь над¬водной частью айсберга — восемь девятых глыбы окажут¬ся скрыты от глаз, да и в суете сует студийного продви¬жения так много ежедневно, ежечасно прибавляется, что тут вместо моей весьма склеротической памяти требуется аналитический взгляд на только что промелькнувшее прошлое. Увы, попытка понять себя требует к тому же, чтобы этот взгляд был изнутри, но как тогда избежать субъективности в самооценках.

Отчетливо понимая, что говорить о самом себе есть признак испорченности и дурных представлений о том, что можно, а чего нельзя в театре, позволю себе только некий процесс постижения смысла (а иногда и бессмыслицы) действий собственных и коллективных. Иногда чрезвычайно полезно разобрать собственный беспорядочный архив — для дисциплинирующей будущее проверки правильности пути. Таким образом, эта книга обнаружит не только так называемые победные результаты нашего студийно-театрального творчества, а скорее приведет автора к этакому публичному самоистязанию. Что ж, бу¬дем надеяться в этом случае только на одно — пусть при этом не пострадает наше достоинство, а сомнения, которые естественным образом должны быть выявлены вместе со сделанными ошибками, не приведут к духовному разладу между нами и нашим художественным волеизъявлением в театральном труде».