Новая версия сайта 0
+7 (495) 937-77-37 с 9:00 до 21:00

Билеты в Театр «Эрмитаж»

На данной площадке подключен
электронный билет
Театр «Эрмитаж»
Арбатская
г. Москва, улица Новый Арбат, дом 11
О площадке

Как добраться

Театр «Эрмитаж» находится на улице Каретный ряд, дом 3. От станций метро «Пушкинская», «Чеховская» и «Тверская» вы сможете дойти до «Эрмитажа» пешком (1 км и 12 минут по Пушкинской улице и Петровке) или доехать на троллейбусах: Б, 10, 15, 31, 47, 69.

Залы и билеты

Зрительный зал рассчитан на 327 зрителей.

Цена билетов составляет 400-2500 рублей. Билеты всегда доступны на сайте ticketland.ru.

Художественный руководитель театра – Михаил Левитин.

История

Московский театр «Эрмитаж». 1959– 2009 года. Избранные страницы

Я слыхал такое выражение: «Лови момент!». Легко сказать, но трудно сделать. И действительно, нельзя призывать к невозможному. Говорю я это с полной уверенностью, потому что сам на себе всё испытал. Я ловил момент, но не поймал его и только сломал часы. Теперь я знаю, что это невозможно. Так же невозможно «ловить эпоху», потому что это такой же момент, только побольше. Другое дело, если сказать: «Запечатлевайте то, что происходит в этот момент». Даниил Хармс.

Что такое праздник театра, повседневный и необычайный, к которому стремится Левитин?

Поскольку моментам, как и эпохам, свойственно улетучиваться, постольку театру – искусству мимолётностей – подобает искать опору в самом движении воздуха. Опору в необычайном, невероятном.

Каждый день театр взывает к борьбе за торжество невероятного. Или – говоря словами Хармса – к тому, чтобы жизнь неизвестным нам способом одержала победу над смертью.

Откуда взялось пятьдесят?

13 сентября 1959 года основан Московский театр миниатюр (под руководством Владимира Полякова). В октябре того же года театр показал первую премьеру – «Итак, мы начинаем!».

28 лет спустя, в октябре 1987-го, театр – всё то же юридическое, но уже совсем другое художественное лицо (под руководством Михаила Левитина) – переименован в «Эрмитаж».

С тех пор прошло 22 года.

Считаем: 28 + 22 = 50.

Почему «Эрмитаж»

Так называется знаменитый «увеселительный сад» в Каретном ряду, где мы располагаемся все эти полвека.

Его основатель, Я. В. Щукин (1856 – 1926), прошедший путь от буфетчика и ресторатора

до импресарио и мецената, заимствовал это название у своего предшественника, М.В. Лентовского (1843 – 1906), фигуры колоритнейшей и яркой. Актёр, антрепренёр, а главное – фантазёр, устроитель диковинных феерий, Лентовский был основателем русского шоу-бизнеса.

Заметим попутно: Левитин (даром что шоу-бизнес – не его бизнес) в кипучей и расточительной энергии Лентовского почувствовал что-то родственное себе и сделал его персонажем одного из ранних своих спектаклей – «Чехонте в Эрмитаже».

Сегодня сад – со своими ресторанами, аттракционами и прочими массовыми затеями – средоточие индустрии «культуры и отдыха». Неразборчивые люди причисляют к ней и театры (кроме нашего, здесь находятся ещё два – «Сфера» и «Новая опера»).

Нам такой подход не по душе; искусство, поставленное на поток, отупляет и развращает.

Вот почему театр-дом, сформированный Левитиным, не забывает первоначального значения слова «ermitage»: уголок отшельника, место уединения.

Обитатели нашего дома (уголка)

Всё-таки ближе к отшельникам, чем к массовикам-затейникам. Мы не «обслуживаем» праздных соглядатаев, но коллекционируем своих зрителей, чтобы уединяться с ними в другой реальности.

Реальность настоящего театра всегда другая. Она сулит (хотя не гарантирует) возможность

проникнуть в сущность бытия, а не скользить по его поверхности.

Что такое «школа клоунов»

Если мы и отшельники, то не аскеты. Наш театр менее всего похож на келью или на лабораторию многозначительных однодумов.

Недаром «Эрмитаж» (пожалуй, единственный из русских драматических театров) называют «школой клоунов».

Это школа эксцентрического – в своём высшем выражении чаплинского – мировосприятия.

Здесь изучают и демонстрируют Крайности человеческого духа, их неразрывную связь и вечную борьбу между собой.

«Всё крайнее сделать очень трудно. Средние части даются легче. Самый центр не требует никаких усилий. Центр – это равновесие. Там нет никакой борьбы».

Так говорит Хармс.